09:41 

Зарисовки. Рассуждения

Sollh
Если хочешь странного, слушай свою левую пятку - она мудрее
Рассуждения о разном, в основном о любви. Всего лишь не сказанные слова. Лейн.


До каких глубин отчаянья способна пасть человеческая душа? Сколь искажённым кажется ей этот мир оттуда? Способна ли любовь, не нашедшая отклика в чужом сердце, сбросить душу в эту бездну? Способна ли любовь вернуть её оттуда? Любовь - это прощение, тепло солнечного света.... Но пробьётся ли свет туда, где нет места надежде? Так страшно падать.... И хватит ли сил спуститься на самое дно за тем, кто так нужен? Хватит ли сил не предать, хватит ли сил сохранить хотя бы память о тепле там, на самом краю безумия? Хватит ли сил сохранить себя?... Хватит ли сил?
... Просто хочу ещё раз увидеть его улыбку...

Вера - удел отчаявшихся. Но иногда только вера держит на краю, только вера заставляет идти вперёд, только вера помогает выжить. Верить, не смотря на все доказательства, всю правду, все факты, верить и идти вперёд, оставляя позади всю ложь этого мира, идти через боль, через кровь, потому что, если остановишься, больше не сможешь идти. Верить и менять себя этой верой, и, меняя себя, менять этот мир, воплощать всё то, во что так упрямо верил... И в самом конце пути понять, что ты ошибался...

Смерть тела - всего лишь начало долгого пути к новому рождению. Живут лишь те, кто жаждет жизни. Как бы тело и разум не стремились к смерти, пока душа хочет жить, человек не умрёт. Любовь... такое сильное чувство. Оно может сжечь дотла, оно может воскресить из пепла. Пока душа любит, она не умрёт и не позволит умереть телу. Она замрёт в бушующем пламени посреди вечности на острие своего счастья... Смерть - это освобождение. Истинная свобода даже от жизни, но свобода, доступная и желанная человеку, всего лишь возможность самому выбирать свои рамки. Полностью освобождённый от всего, человек перестаёт быть собой, он не может осознать себя вне рамок, вне других людей. Умирая, человек перестаёт быть человеком, потому что теряется главное, что делает его таковым - самоосознание. Для других он становится воспоминанием, постепенно разрушаются его рамки и он перестаёт осознавать себя. Исчезает память, и душа начинает искать путь к новому рождению. Но сгорающая в пламени любви душа жива, пока жив предмет её страсти, ибо она вечно осознаёт себя в нём. Ненависть - одна из крайних степеней любви, столь же сильный огонь, но окрашенный в другие цвета. Та же страсть, тот же танец в вечности, тоже продолжение в другом человеке, тоже бессмертие. Очищающее пламя любви, пока оно горит, душа будет жить. Вечно.

Любовь - такое прекрасное чувство. Тепло, что согревает мои замёрзшие пальцы... и мою замёрзшую душу. Любовь..., почему это всегда боль? Тепло твоих рук, твоя улыбка... Я никак не могу их забыть, хотя прошло столько времени. Мы видимся почти каждый день, но ты так невыносимо далеко. Хочу прикоснуться, но не могу даже взглянуть лишний раз. Как всё могло так получиться? Счастье... а теперь вот больно. Неужели я своими руками... Уже не важно. Твоё имя, осмелюсь ли когда-нибудь его произнести? Нет, слишком личное. Как же я скучаю по тебе. Улыбнись, даже не мне, просто... улыбнись, прошу! Нет, ты не услышишь, я не позову, и не скажу, что люблю. Слишком боюсь ответа. Пока не скажешь, есть надежда. Отчаянная, почти невозможная, но есть. Трусость? Возможно. Не могу иначе. Слишком боюсь. Так и буду стоять где-то рядом и смотреть на тебя из тени, не решусь подойти. Уж прости, мне просто кажется, я знаю ответ. Хотя могу и ошибиться. Я часто ошибаюсь. Просто хочу, чтобы ты был счастлив, чтобы улыбался. Да вот, не получается... Прости. Я улыбаюсь тебе. Улыбка, как приклеенная, не отодрать от лица. Я не умею плакать. Так хочется, а не могу. Хочу прикоснуться к тебе. Замерзаю, задыхаюсь без тебя. Не могу больше. Но я не позову. Ты ведь не услышишь. А да даже если и придёшь... Так больно, видеть тебя и не иметь права даже прикоснуться, но не видеть ещё больнее. Не могу. Не могу без тебя. Да и не хочу. Прости. Это любовь? Это тепло, этот свет - это любовь? Счастье... переполняет меня. Всё равно. Пусть не со мной, пусть далеко, пусть не для меня, но ты есть, я могу видеть тебя... и вспоминать. Тепло. Наверное, любовь. Твоё имя, что не произнесу никогда, твоя улыбка, которую хранит моя память, твоё тепло, то единственное письмо, что ты написал мне - бесценные сокровища, которые я никому не отдам. Потому что люблю тебя. Всегда. Проси, что хочешь, я всё сделаю для тебя, даже самое невозможное, только одного не смогу... разлюбить.

Ты говоришь, что слова не важны. Что дела намного важнее. Но одно слово может изменить всё. Сказанное не вовремя или несказанное, когда надо, не то слово и понятое не так. Оно может изменить всё. Иногда именно слова и не хватает. Чтобы удержать. Иногда стоило бы промолчать. Но поздно. Слова подводят итог всему и завершают сделанное. Слова обращают ничто во что-то. Ведь имя - это тоже слово. Слова создают. Слова разрушают. Ты говоришь, они не важны. Может, ты просто не знаешь, как высказать то, что хочешь. И пытаешься объяснить всё без слов. Но иногда так трудно поверить, пока не услышишь. Не молчи. Ты достаточно молчал. Я тоже. Всегда молчу, хотя хочется кричать. Не молчи, может, и я смогу сказать. Не молчи....

Хочется чего-то большего, чем просто прикосновения. Хочется ночи, бархата и свечей. Хочется сгореть. Хочется страсти в твоих глазах, тёмной, опасной, затягивающей. Хочется чувствовать. Словно все нервы оголены и от каждого касания по коже проходит электрический ток. Хочется слиться, смешаться. Хочется слышать твой голос. И чувствовать, как он обволакивает, утягивает вниз на самое дно... Но вместо этого снова твои холодно-вежливые глаза, и лицо, похожее на маску. Ненавижу. Ненавижу эту маску. Я словно растворяюсь, перестаю существовать. Ужасно хочется посмотреть на свои руки и увидеть, главное - их увидеть. И становится так страшно, невыносимо. Меня словно нет и никогда не было. Ты убиваешь меня этим безразличием. Уж лучше ненависть, презрение, отвращение... только не это. Только. Не. Это. Прости, но любить тебя порой невыносимо... и не любить нельзя. Ты уже давно часть меня. Я помню каждое твоё слово, каждый жест, каждую, столь редкую, улыбку.... Я приму всё от тебя, даже жестокость и боль, но только не это безразличие. Только. Не. Это. Безразличие. Прости. Не могу...

Он молча смотрел на горящее здание. Внизу у его ног лежало то немногое, что удалось вытащить из огня. Личные вещи, платья, картины, все выполненные в одном стиле, одним человеком, чёрной и синей тушью, портреты юношей и девушек. Он видел их и раньше. Но вдруг он заметил ту, что отличалась. Ту, что он прежде не видел. На ней было изображено дерево на берегу речки и мужчина, сидящий рядом под ним. Одет он был в традиционную одежду со знаками его клана. Мужчина читал книгу. Взгляд сосредоточен, лицо не выражает никаких эмоций. Это выражение лица показалось ему знакомы. Таков же был его отец - вечно строгий и бесстрастный, по началу он пытался заслужить его похвалу, улыбку, потом стал поступать ему на зло... они так и не помирились, отца казнили. Но этот портрет был написан с любовью. Она была в каждом мазке, в каждой линии. Вот только надежды там не было. А сверху шла надпись, почему-то по-английски: "Всё, что осталось от меня, лишь горсть пепла у ног твоих". С любовью. Без надежды. Это был его портрет.

@темы: ОН, Лейн Ли, Зарисовки, Архив, размышления о...

URL
   

тёмный угол

главная